ОБЩЕСТВО

Я живу в Чухнах. Как городские и поющий пес сделали из умирающей деревни экостолицу и строят там замок

Просмотров: 655
Ольга Комягина / Фото: Катерина Гордеева TUT.BY

Деревня Чухны находится в нескольких километрах от Крево. Коренных жителей здесь осталось совсем немного — человек пять. И ждала бы вёску нерадостная судьба, если бы не городские, которые вдруг решили в этих краях развивать туризм, экохозяйства и даже родовые поместья — и начали выкупать здесь и в соседней деревне Каменица дома.



Сначала появился фермер и «вечный экспериментатор» на ниве органического сельского хозяйства Игорь Хващевский. Потом приехала семья Винокуровых из Минска. Потом из Сморгони подтянулся художник Сергей Бондаренко, который вместе с женой строит миниатюрный Кревский замок, а сейчас взялся за каменный лабиринт. А еще в окрестностях несколько семей развивают родовые поместья.

— Одни чудаки у нас здесь собрались, — смеется «новый местный» Сергей Бондаренко и рассказывает, что помимо необычных людей в Чухнах живет пес Бен , который любит блюз и… петь.

Но о них обоих немного позже.

Сморгонь. Чухны

 

Сморгонь. Чухны. Карта

Деревня Чухны хоть и равнинная, кажется, что находится где-то в предгорье — таким причудливым образом сплетаются высокие лесные холмы вдали и сизые тучи-облака над ними. И видятся там, на горизонте, настоящие горы.

Откуда пошло название Чухны, уже толком не разберешь. Но есть правдоподобная версия.

— Дарэчы, Чухны мясцовыя называюць з націскам на «у». Паходжанне назвы вёскі я не асабліва вывучала, але мясцовыя казалі пра такую версію: пасля возера засталося балота, з’явіліся камары — і ўсе сталі чухаць ці чухацца (чесаться по-русски. — TUT.BY), але не ведаю, ці гэта праўда, — говорит минчанка Кася Панкевич , которая вместе с мужем несколько лет назад купила дом между Чухнами и Каменицей. Какое-то время семья постоянно жила в сельской местности, а сейчас, когда дети пошли в школу, временно переехала в столицу. — Але ўвесь пазашкольны час мы праводзім на нашым хутары, — говорит Кася. Небольшая усадьба семьи состоит из двух соседних деревенских домов. В одной из хат обустроен гостевой дом. Два года подряд летом здесь жили участники археологических лагерей, которые проходят в Крево.

Чухны когда-то были достаточно большим поселением, сейчас же остались всего одна длинная улица и несколько заброшенных домов на перекрестке да закрытый магазин в центре поселка.

Около Чухнов во время Первой мировой войны проходила линия фронта, а сама деревня находилась на немецкой стороне. В километре от деревни сохранилась немецкая артиллерийская позиция: в поле можно увидеть уцелевшие укрепления, наблюдательные пункты, убежища для солдат и даже санитарный блиндаж. Все сооружения были построены в 1915−1916 годах во время осады Сморгони, которая длилась 810 дней.

А потом местные хранили здесь картошку.

Сморгонь. Чухны. Фото 3

Семья Панкевич в деревню перебралась в 2010 году. Кася и ее муж — программисты, но, говорят, пришлось освоить и другие, нужные в хозяйстве профессии. Сейчас девушка занимается еще и традиционными ремеслами, рукоделием, в сезон — огородом и теплицами, а когда постоянно жили на хуторе, то держали и свое небольшое хозяйство — козы, утки, куры. Сергей в процессе обустройства жилья освоил строительные специальности. Сейчас ребята временно переехали в город.

— І ў Чухнах, і ў Камяніцы жывуць некалькі маладых сем’яў. Праўда, большасць з’язджае адтуль на зіму. Я б не казала, что гэта менавіта радавое паселішча — проста добрыя суседзі, якія прытрымліваюцца нейкіх адных меркаванняў і падобных поглядаў на жыццё, — говорит Кася.

Сморгонь. Чухны. Фото 4

А вот семья Винокуровых живет в Чухнах постоянно. Три года назад мы были у них в гостях. Юля и Константин судились с органами опеки , которым не нравились условия проживания детей в старом деревенском доме. Тогда для семьи все закончилось хорошо.

Сморгонь. Чухны. Фото 5

С того времени на большом участке усадьбы «Помяна» появился двухэтажный гостевой дом, в котором хозяева в этом году принимали первых постояльцев. Хозяйство стало больше, а у супружеской пары появился третий ребенок — светловолосый Никита.

— Значит, все у нас хорошо, — смеется Юля, кормит драниками и рассказывает, что поступила в аспирантуру. Ее научный интерес — экологическое (органическое) сельское хозяйство и его развитие в современном мире.

— Раз у нас здесь экостолица Гродненщины, значит, нужны и ученые по этому вопросу, — говорит женщина. В сезон семья выращивает овощи и фрукты, недавно занялась разведением кур. — Это старинная порода «Зеленоножка», которая считается сугубо польской, а у нас не очень развита. В соседней стране даже в градации яиц эта порода стоит отдельно, а сама курица является чуть ли не символом польской сельской местности. Продаем яйца, тушки отправляем в Минск. Муж — золотые ручки соорудил инкубатор. Такое новое увлечение у нас.

Сморгонь. Чухны. Фото 6

Еще Юля зарегистрировала социально-информационное общественное объединение «Устойчивое развитие деревни», главная цель которого — развитие органического хозяйства, экологических подсобных хозяйств, внедрение современных технологий, сохранение традиций и старых сортов растений и пород животных.

Помимо общественной и научной деятельности, Юля печет хлеб, ставит варенье по старинным рецептам и говорит, что жить в деревне хорошо, а все вопросы можно решить, если подойти к ним грамотно. А еще в этом году морозов нет, а значит, около колодца все еще растут мята, лаванда и душица, которые можно «скубать и добавлять к мясу или в чай».

Местные, конечно, первое время удивлялись, что это городские такое придумали! Выращивают овощи и фрукты то в соломе, то в сорняках. Ничего ж расти не будет! А потом привыкли.

— Соседи вот начали выращивать органическую клубнику, — рассказывает Юля. —
Еще один сосед — Игорь Хващевский — занялся новым проектом: выращивает топинамбур, из которого делает корма для животных. Его фермерское хозяйство на этот эксперимент получило грант от Европейского союза — 100 тысяч долларов.

Сморгонь. Чухны. Фото 7

Местные качают головой: диво дивное. Топинамбур, прости Господи! Кто этот топинамбур есть будет?! Оказывается, для коров — лучший корм.

В общем, небольшие Чухны впереди всего региона по новым технологиям и инновационным проектам в органическом сельском хозяйстве.

— У нас здесь, знаете, небольшое свое сообщество получилось. И очень интересно наблюдать, как все развивается. Столько всего происходит, что телевизор не надо смотреть, — смеется Юля.

Но не только сельским хозяйством живут Чухны.

Несмотря на то, что населения в деревне в последние десятилетия стало значительно меньше, у местечка очень хороший туристический потенциал. По разбитым проселочным дорогам сюда тянутся и тянутся туристы. Пока это немногочисленные посетители, но Чухны замерли в ожидании туристического потока. Чего едут? Да взглянуть на главную достопримечательность — миниатюрную копию Кревского замка, которую делают на своем участке супруги Бондаренко .

Сморгонь. Чухны. Фото 8

Увлеченные своим делом, они могут несколько часов рассказывать о деревеньке, о новых технологиях, которые применяют в работе с глиной, о замке и о мистике, которая иногда здесь происходит: то компас около мини-замка с ума сходит, то священные камни находят. Вот летом на участке обнаружили большой следовик. Вызвали этнографов, те подтвердили: жертвенник. Валуну выделили место, а вокруг придумали сделать каменный лабиринт.

Местные опять качают головой: что уже на этот раз придумали?!

Сморгонь. Чухны. Фото 9

— А о чем старым говорить? Встретятся на развилке и давай болтать. Автолавка приедет — счастье. Кроме погоды, правда, появилась еще одна тема для разговоров — строительство недалеко отсюда фермы на 8 тысяч голов. Грузовики по нашей улице ездят туда-сюда, всю дорогу нам испортили. Ох, непонятно, как мы будем жить с таким соседством, — говорит Сергей.

Сморгонь. Чухны. Фото 10

 

Сморгонь. Чухны. Фото 11

Дом семьи Бондаренко стоит на самом краю деревни. Раньше это, конечно, была не окраина — хаты тянулись и дальше, но сейчас на месте многих деревянных построек заросшие сады. Есть, конечно, и дома, за которыми смотрят и ремонтируют.

— Это все дачники, как мы их называем. На лето приезжают, к зиме тянутся в город. А мы здесь остаемся. Лабиринт ваяем. Но, думаю, своими силами не справимся, надеемся на помощь неравнодушных людей. Около одной из деревень есть огромный камень, который выглядит как плита. По нему тракторы ездят — жалко. Но чтобы его привезти сюда, нужна техника, денег на которую у нас пока нет. Мы же как живем? Сто рублей заработали, 50 вложили в замок, в камни — и дальше работаем. Недавно еще один нашли валун. Оказалось, что он с вкраплениями граната, представляете?

Сморгонь. Чухны. Фото 12

 

Сморгонь. Чухны. Фото 13

Пока гуляем по будущему каменному лабиринту, Сергей рассказывает, что с женой своими силами еще и себе дом строят. В старом уже жить не очень комфортно, хоть внешне хата выглядит и неплохо.

А еще у супругов живет собака по кличке Бен . Пес самостоятельный: как-то ушел в Сморгонь (а до нее — 25 километров), поселился в каком-то общежитии, столовался около местного магазина. В это время хозяева искали его по всей округе. В итоге нашли, конечно, привезли валацугу домой.

Сморгонь. Чухны. Фото 14

— Вообще, Чухны — место несколько странное, в некотором роде мистическое и, кажется, само сюда «прываблівае» людей. Но в то же время это такая деревня новой формации, когда на смену сельским жителям приезжают городские, которые остаются здесь жить, — говорит Бондаренко.

Сморгонь. Чухны. Фото 15

Получается вон что: в небольшой деревеньке есть хороший туристический объект, можно купить продуктов, если пройтись по местным фермерам (предложат мясо, закатки, сезонные овощи и фрукты, домашний хлеб и свежее молоко), местные хозяйки могут и обед предложить, можно купить сувениры и погулять по окрестностям, а в будущем — и по каменному лабиринту, а еще есть где переночевать.

И все это в одних Чухнах, которые чуть не умерли. Если бы не новые люди.



НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ




Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий



НА ГЛАВНУЮ